karpukhins (karpukhins) wrote in life_nn,
karpukhins
karpukhins
life_nn

Фотоэкспедиция на озеро Лабынкыр.

Сегодня ещё одна тема на перспективу. Фотоэкспедиция, проведённая в 2010-м году на легендарном озере Лабынкыр, которое находится в Оймяконском улусе Якутии. В дальнейшем планирую более подробно рассказать об этой экспедиции и показать лабынкырские пейзажи, результат довольно продолжительной работы. А пока, в качестве анонса, очерк о фотоэкспедиции, в сокращённом, журнальном варианте. А также несколько фотографий в конце.

Озеро Лабынкыр. Прикосновение к легенде.

Среди множества основных и не основных инстинктов присутствует в человеческой натуре какое-то просто феноменальное стремление и интерес к необъяснимым и чаще всего не доказанным явлениям. Вероятно, в этом феномене и заложена суть построения различных легенд. Иногда в реальность люди гораздо менее готовы поверить, чем в какую-то легенду. И чем дальше люди уходят от природы, чем больше замыкаются в жизни мегаполисов, тем больше мир за пределами городов воспринимается как совершенно другая планета. А на другой планете может водиться что угодно.

К одной из таких легенд, мирового масштаба, можно отнести озеро Лох-Несс в Шотландии. И, соответственно, некое неизвестное науке животное, будто бы живущее в этом озере. Но лох-несское чудовище всего лишь самое популярное. В мире полно озёр, вокруг которых сложились подобные легенды. Есть такое озеро и у нас, в Якутии, на территории Оймяконского улуса. Там также существует множество якобы свидетельств визуального контакта с подобным реликтовым существом, обитающим в глубинах озера. Местные жители попросту называют его лабынкырским чёртом.

Якутия, Лабынкыр, фотоэкспедиция, Сергей Карпухин


Летом 2010-го года мне довелось побывать на этом легендарном озере. Но задачи той экспедиции никак не были связаны с выше обозначенной проблемой. И рассказ будет не о том чего нет, но что всем хотелось бы там найти, а о совершенно реальном, но всё же стоящим того, чтобы там побывать.

Есть у лабынкырской легенды одно очень даже практическое применение. Потенциально это уже сложившееся обстоятельство вполне можно использовать для привлечения сюда некоторого туристического потока. Потока, конечно, весьма ограниченного, в силу того, что объект очень труднодоступен. И в этом регионе никак не развита соответствующая инфраструктура. Тем не менее, местная администрация имеющиеся возможности намерена использовать. Вот для решения задач в этом направлении и состоялась моя фото-экспедиция на озеро Лабынкыр. Легенда это, конечно, не мало, но ведь понятно, что ещё нужно показать миру в лучшем свете и как выглядит само озеро. Для этого и потребовалась профессиональная фотосъёмка лабынкырских пейзажей.

Итак, Оймяконский улус республика Саха (Якутия), районный центр – посёлок Усть-Нера, что на берегу Индигирки. Именно из этого посёлка началось моё продвижение к заветному озеру, если не считать восемь часов в самолёте рейса Москва - Магадан и 1000 километров пыльной колымской трассы от Магадана до Усть-Неры. Здесь сразу же стало понятно, насколько сложно в этих краях решаются многие вопросы, особенно транспортные. Целую неделю пришлось просидеть в Усть-Нере в ожидании какой-либо оказии, чтобы добраться до посёлка Томтор, ближайшего к озеру и куда ещё ведут дороги. И это ещё при содействии администрации.

До Томтора ехали всю ночь, прибыли туда ранним утром, а уже вечером оказался в избушке коневодческой базы в 12 километрах от посёлка. Теперь предстоит очередной и завершающий этап заброски к озеру Лабынкыр. Осталась лишь сотня километров, но этот путь нужно проделать на лошадях. Именно таким образом туда и можно добраться. Ну, ещё на вездеходе или вертолётом, конечно. По некоторым причинам и, прежде всего, по финансовым, последние варианты исключались на тот момент. Зато это привносило некоторый романтический дух настоящего путешествия, как в былые времена. К тому же лошадей тоже оплачивала администрация.

Думаю, стоит сказать несколько слов о Томторе. Это типичный якутский посёлок с деревянными домами. Ну не совсем типичный, конечно. Здесь как раз и находится полюс холода. Тут даже стела стоит, на которой означена минимальная температура -71,2°С. Справедливости ради надо сказать, что такая температура никогда официально не регистрировалась в этом месте. Но возможность таковой некогда вычислил известный исследователь этих земель – Обручев. Тем не менее, зимняя температура здесь не редко опускается ниже -60°С и даже вплотную к -70°С, а уж -50°С считается абсолютно нормальной и держится продолжительное время. Эти территории действительно с самыми холодными зимами во всём северном полушарии, а на всей планете холоднее только Антарктида. А летом тут не редкость жара в 30°С и даже выше бывает. Вот как раз этим аномальным летом таковое случалось даже с избытком. Так что годовая разница температур не менее 100°С получается. Вот такая здесь контрастная жизнь. И всё же Томтор, на фоне большинства полуразрушенных посёлков Колымы, выглядит совсем неплохо. По численности населения это второй посёлок в Оймяконском улусе после Усть-Неры. Здесь проживает около двух тысяч человек. Раньше колымская трасса Хандыга-Магадан проходила именно через Томтор. Теперь же относительно нормальная дорога, идущая от Якутска через Хандыгу доходит лишь до Кюбюме, а дальше уходит на Усть-Неру и Магадан. Так что посёлки Ючугей, Томтор и Сордонох (Орто-Балаган) остались как бы в тупике. Этот старый участок дороги практически брошен и не ремонтируется. Через реку Кюбюме теперь совсем нет моста и летом можно очень надолго застрять здесь, если вдруг вода в реке поднимется. Дальше через реки ещё остаются мосты в аварийном состоянии, и местным жителям приходится пользоваться ими на свой страх и риск. Сордонох в этом тупике самый крайний посёлок получается, за ним трасса и особенно мосты совсем пришли в негодность. Так что на Магадан теперь таким путём никак не проехать.

Все эти посёлки сельскохозяйственные. Вот ючугейские жители, например, пасут оленей. В этом посёлке живёт много эвенов, оленеводство для которых традиционный образ жизни, сохранившийся и до сих пор. В Томторе же очень развито коневодство. Отдельные частные хозяева держат до нескольких сотен лошадей. Так что тут есть вполне даже состоятельные господа. Держать лошадей по-якутски понятие относительное. Якутские лошадки существа очень необычные. Можно даже сказать, что это не совсем домашнее животное, или совсем не домашнее. Пасутся табунками сами по себе и даже зимой добывают пропитание из-под снега, разгребая его копытом. К зиме обрастают такой густой шерстью, что начинают напоминать обитающего когда-то в этих краях мамонта. К седлу и каким-то работам по хозяйству эти животные, в основном, не приучены, а человеком используются в качестве мясного скота. У Сашки, моего проводника и коневода, в одном лице, не так много лошадей. Но на его попечение отдали своих животных некоторые другие мелкие хозяева. Так что коневодство вроде как его основная профессия.

С Сашкой поселковая администрация договорилась ещё неделю назад, но я ведь всё не ехал. Теперь же, когда меня привезли к нему на хозяйство, никаких неприятных неожиданностей не случилось. К счастью, как раз три специальных лошадки на тот момент оказались в загоне. Лошади действительно специальные, потому что хоть как-то приручены и приучены к седлу. Но даже этих пришлось долго гонять по обширному загону, прежде чем они позволили загнать их в узкий коридор, сооружённый из жердей, где их можно было привязать, а на следующий день и оседлать.

У всех якутов, в основном, русские имена и фамилии. Их давали тогда, когда русские пришли на эту территорию и стали крестить местное население. При этом имена и фамилии давали хорошие, настоящие русские. Вот у моего Сашки (именно так его все называют здесь), например, фамилия Дягилев.

У меня не менее 100 килограмм груза и всё это мы увязали на одного, самого молодого конягу. На двух других едем сами. Всю фотоаппаратуру везу, конечно, на себе в фоторюкзаке. С непривычки уже достаточно скоро стало казаться, что вытрясет не только все внутренности, но и душу. Сашка как-то оптимистично высказался вначале, что доедем за сутки. Мне же сотня километров совсем не казалась близким расстоянием. А уж когда немного проехался в седле, и тем более захотелось уже оказаться на месте прямо сейчас. Но быстро не получалось, получалось мучительно. Уже в сумерках пришли на одно частное хозяйство. Здесь на отшибе живёт старик со своей старухой, скотину держит. Это в сорока километрах от Томтора, до Лабынкыра ещё не меньше 60 и совершенно резонно остаться здесь на ночлег.

Следующий день не задался с самого начала. Отошли лишь с километр от гостеприимного приюта, как грузовая лошадь вдруг начала брыкаться и в конце-концов ей удалось разбросать вокруг себя весь груз. А затем такое повторялось ещё дважды в течение дня. До Лабынкыра в тот день так и не доехали ещё около десяти километров. Остановились на берегу озера Мямичи. Их тут, озер, то есть, несметное множество по округе разбросано, но Лабынкыр самое крупное. В этом месте когда-то была избушка, теперь от неё только сгоревший остов наблюдается. Ночевать будем в моей маленькой палатке. В избушке когда-то обитал некто Алямс, ещё одна легенда Лабынкыра. Освободившись из мест заключения, обосновался подальше от людей и жил в отшельничестве много лет здесь и на самом Лабынкыре. Он тоже поддерживал легенду о неизвестном обитателе озера. Говорят, уже в старости не совсем адекватен был, и любил намекнуть, что вот уйдёт он из жизни и даже покормить ЕГО некому будет.

Остаток пути мы проделали в первой половине второго августа и, перейдя вброд, вытекающую из одноимённого озера реку Лабынкыр, прибыли на базу. В северной оконечности Лабынкыра есть хороший дом. Именно этот дом и рассматривал как опорную базу для дальнейшей работы.

Наутро мой проводник и единственный представитель транспортной компании покинул своего клиента, и началась жизнь в одиночестве, наедине с озером и его окружением, с полным погружением в первозданную природу и постижение её красоты.
Больше месяца продолжалась эта экспедиция, и всё это время никто так и не нарушил моего одиночества, кроме медведей, оленей и прочих животных. Короче говоря, все только известные науке представители фауны и никого, кроме того. Состояние одиночества неожиданно усугубилось ещё и тем, что здесь вдруг совсем отказался работать спутниковый телефон.

Чтобы более подробно освоить само озеро и его окружение, естественно, необходимо было много перемещаться вдоль его берегов на лёгкой надувной лодке, а также делать радиальные маршруты пешком. Кроме того, вне общей программы совершил десятидневный поход к истокам реки Лабынкыр питающей озеро и берущей начало в горах Сунтар-Хаята. От озера истоки реки лежат на расстоянии около 50 километров. В самых истоках находится довольно крупное озеро Водораздельное, четыре километра в длину. Оно действительно лежит прямо на водоразделе, который разделяет бассейны Индигирки и Охотского моря. А если в глобальном смысле, то и бассейны Тихого и Ледовитого океанов.

Озеро Лабынкыр совсем не маленькое, в длину почти пятнадцать километров, в ширину до четырёх километров, а в глубину более полусотни метров наберётся. Приподнято оно над уровнем моря на высоту чуть более тысячи метров и расположено на Сордонохском плато Оймяконского нагорья. Как и практически все озёра в этих краях, ледникового происхождения. Следы деятельности господствующего здесь когда-то ледника особенно проявлены в виде многочисленных моренных холмов, создавших естественную запруду для озер.

Ещё раньше, когда готовился к сезону, нашёл в Интернете кое-какие фотографии с Лабынкыра. Информации очень мало, достойных фотографий нет совсем. А те, что увидел, не очень вдохновляли на работу. Не особо выразительный рельеф, невысокие сопки Оймяконского нагорья, окружающие озеро с редким, хилым и самое главное мёртвым лесом, со следами старого пожара. Именно такая картина и предстала в окружении базы и всей северной части озера уже на месте. Сильный и обширный пожар случился здесь примерно пятнадцать лет назад. Молодые деревья лишь пробиваются пока местами между сухими мёртвыми стволами лиственниц, а мёртвый кедровый стланик напоминает осьминогов или пауков, расползшихся по вершинам и склонам сопок. Вот такая удручающая картина вокруг, не вызывающая энтузиазма. Однако дальняя, то есть южная часть озера обнадёживала. Там горки заметно выше, рельеф выразительнее. А впоследствии выяснилось, что и лес в другой части озера сохранился. Именно там творческая часть и получила наибольшую реализацию.

На Лабынкыре есть несколько небольших островов, самый крупный из них у западного берега. От берега он отделён узким проливом и как остров опознаётся только в непосредственной близости. А вот расположенный неподалёку и будто брошенный посреди Лабынкыра совсем небольшой, голый островок, облюбованный чайками, даже на карте не обозначен. Зато он хорошо заметен практически со всех сторон озера, и в зависимости от состояния водной глади и погоды, иногда будто исчезает или даже перемещается. Вообще на Лабынкыре периодически возникает что-то подобное миражам. Вероятно, здесь довольно часто происходит перемешивание воздушных масс и потоков, с разной температурой и различных направлений. Сам наблюдал, как в южной части озера ветер чаще дует с юга, а в северной с севера. И такое разнонаправленное движение может происходить одновременно. Вот вам и основание для того, чтобы увидеть что-то необычное и сочинить легенду о чудовище.

С озером пришло время прощаться в середине сентября, когда за мной приехал вездеход. К тому времени окружающее пространство погрузилось в яркое безумство осенних красок, а голые вершины сопок уже покрылись первым снегом. Состояния же самого озера становились всё более суровыми. Сожаления от расставания никакого не было, но и особой радости по этому поводу тоже почему-то не заметил в себе. Было просто удовлетворение от проделанной работы, оттого, что прожил здесь, пусть небольшую, но всё же какую-то отдельную и особенную жизнь, ещё один отрезок, который обогатил и всю жизнь в целом. А ещё чувство некой близости и родства с озером, которому отдал частичку себя, но получил взамен и часть его.

Это сокращённый вариант. Вы также можете прочитать полную версию "Наедине с Лабынкыром".


Якутия, Оймяконский улус, Томтор, фотоэкспедиция, Сергей Карпухин
Полюс холода – особая гордость томторцев. По поводу этого здесь даже установлена памятная стела. Минус 71,2 градуса по Цельсию. Возможность такой температуры когда-то теоретически установил для Томтора известный исследователь этого края Обручев. Но фактически такая температура никогда не регистрировалась, хотя не редко столбик термометра здесь опускается вплотную к 70 градусам.


Якутия, Оймяконский улус, Томтор, фотоэкспедиция, Сергей Карпухин
Посёлок Томтор. Никак не миновать этот населённый пункт, если ваш путь лежит на озеро Лабынкыр.


Якутия, Оймяконский улус, фотоэкспедиция, Сергей Карпухин
Перед дальней дорогой необходимо тщательно подготовить упряжь. При современных технологиях и материалах этот атрибут в глубинке остаётся неизменным. Не потому что он настолько совершенен, а потому что никто не займётся разработкой и производством усовершенствованной лошадиной амуниции.


Якутия, Оймяконский улус, фотоэкспедиция, Сергей Карпухин
Гора мешков, навьюченная на лошадь, вызывает угрызения совести и жалость к бедному животному. Но выхода нет, самому всё это не унести. Для перевозки грузов используется специальное вьючное седло, изобретённое в незапамятные времена и с тех пор никак не совершенствуемое.


Якутия, Оймяконский улус, лошади, фотоэкспедиция, Сергей Карпухин
Якутские лошади на свободном выпасе. Открытые полустепные участки в широких долинах и межгорных котловинах называются в Якутии аласами. Это и есть основные пастбища.


Якутия, Оймяконский улус, фотоэкспедиция, Сергей Карпухин
Автор в седле.


Якутия, Куйдусун, фотоэкспедиция, Сергей Карпухин
Наш небольшой караван в долине Куйдусуна.


Якутия, Лабынкыр, фотоэкспедиция
Переправа через реку Лабынкыр, вытекающую из одноимённого озера.


Якутия, Лабынкыр, фотоэкспедиция, Сергей Карпухин
В верховьях реки Лабынкыр. Грозовое небо не может оставить равнодушным, вызывает в человеке целую гамму совершенно разных чувств.


Якутия, Сунтар-Хаята, озеро Водораздельное, фотоэкспедиция, Сергей Карпухин
Озеро Водораздельное в истоках реки Лабынкыр. На карте изображено, что именно из этого озера и берёт начало река Лабынкыр, но на месте картина предстала несколько другая. На самом деле исток реки расположен на склонах окружающих гор, из озера же вода начинает вытекать в Лабынкыр лишь при очень её высоком уровне.


Якутия, Лабынкыр, фотоэкспедиция, Сергей Карпухин
В долине реки Лабынкыр несколько выше впадения в озеро, где сохранилась ещё одна из наледей. Одно из незабываемых состояний.


Якутия, Лабынкыр, фотоэкспедиция, Сергей Карпухин
Озеро Лабынкыр. Южный берег. Середина августа.


Якутия, Лабынкыр, фотоэкспедиция, Сергей Карпухин
В северной части озера примерно пятнадцать лет назад случился обширный пожар. Природа с тех пор ещё не восстановилась.


Якутия, Лабынкыр, фотоэкспедиция, Сергей Карпухин
Этот залив, в северной части озера, был одной из основных точек съёмки.


Якутия, Лабынкыр, фотоэкспедиция, Сергей Карпухин
В северной оконечности озера из него вытекает одноимённая река. Здесь на мысу стоит дом, способный приютить путешественника, а на самом берегу баня.


Якутия, Лабынкыр, фотоэкспедиция, Сергей Карпухин
Залив в северной части озера.


Якутия, Лабынкыр, фотоэкспедиция, Сергей Карпухин
У западного берега Лабынкыра есть довольно крупный остров. Он отделён от берега узким проливом и опознаётся как остров только в непосредственной близости. Иначе его можно принять за один из многочисленных мысов. Удивительно, но на самом острове тоже есть небольшое озерцо.


Якутия, Лабынкыр, фотоэкспедиция, Сергей Карпухин
Лабынкырские мотивы. Южная часть озера.


Якутия, Лабынкыр, фотоэкспедиция, Сергей Карпухин
Утро первого сентября.


Якутия, Лабынкыр, фотоэкспедиция, Сергей Карпухин
Южный берег Лабынкыра. Вид на север. На переднем плане кедровый стланик.


Якутия, Лабынкыр, фотоэкспедиция, Сергей Карпухин
Берега озера порой имеют довольно причудливые очертания.


Якутия, Лабынкыр, фотоэкспедиция, Сергей Карпухин
Вид со стороны северного берега на юг. Притянуто длиннофокусным объективом.


Якутия, Лабынкыр, фотоэкспедиция, Сергей Карпухин
Два острова у восточного берега озера.


Якутия, Лабынкыр, фотоэкспедиция, Сергей Карпухин
В южной части озера, на берегу залива тоже есть старая база. Здесь есть изба с протекающей крышей и баня, а также некоторые хозяйственные постройки, уже пришедшие в негодность. Эта база была опорной точкой для работы в южной части озера.


Якутия, Лабынкыр, фотоэкспедиция, Сергей Карпухин
Осенние мотивы Лабынкыра.


Якутия, Лабынкыр, фотоэкспедиция, Сергей Карпухин
Одно из настроений Лабынкыра.


Якутия, Лабынкыр, фотоэкспедиция, Сергей Карпухин
В начале сентября снежок уже присыпал вершины окружающих озеро гор.


Якутия, Лабынкыр, фотоэкспедиция, Сергей Карпухин
Озеро Ястребиное – самое крупное после Лабынкыра в его ближайшем окружении.


Якутия, Лабынкыр, фотоэкспедиция
Дикие обитатели Лабынкыра.


Якутия, Лабынкыр, фотоэкспедиция, Сергей Карпухин
Обзорная карта. Масштаб в 1см-40км.


Якутия, Лабынкыр, фотоэкспедиция, Сергей Карпухин
Карта масштаба в 1 см-2км. Лабынкыр в правом верхнем углу. Озеро Водораздельное внизу.


Это сокращённый вариант. Вы также можете прочитать полную версию "Наедине с Лабынкыром".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment